Советская «ипостась» русского человека

Эсхатологические предсказания старца Филофея, что «четвертому Риму не быти», казалось, полностью исполнились в катастрофе Февраля и Октября 1917 г.: «Падение Королевства – эсхатологический акт мировой драмы того мира, который обычно называют христианским. Упал последний мировой муниципальный бастион, провозглашавший и отстаивавший Завет Спасателя как идеал для гос политики»[7].

Правоверная империя пала, но миссия Советская «ипостась» русского человека Третьего Рима у исторической Рф не завершилась. Русская Наша родина, как ни желали этого её враги-атлантисты, не распалась на марионеточные национальные страны, а вновь собралась в империю – красноватую, советскую, атеистическую – но империю. А функция «удерживающего» («катехона») – тут мы согласимся с современным исследователем А.М. Величко – могут быть только Советская «ипостась» русского человека у империи, а не у каких-то других форм муниципального образования[8]. Об особенной роли империи в этом смысле писали раннехристианские апологеты и свт. Иоанн Златоуст, придавая главное «катехоническое» значение даже языческой Римской империи: «Когда закончиться существование римского страны, тогда он (антихрист) придет» (Беседа о скульптурах).

СССР эры Сталина, отказавшись от Советская «ипостась» русского человека «заветов Ильича» насчёт мировой революции и объявив «построение социализма в раздельно взятой стране», заслужил ту же русофобскую критику, что и Русская империя. Как отмечает Н.А. Нарочницкая, большая часть американских советологов и русистов (Р. Пайпс, С. Коэн, А. Янов) обрушивались на «сталинщину» не за репрессии 1937-38 гг. (это чисто Советская «ипостась» русского человека «наша» тема), а за «деленинизацию»[9]. Ещё больше ненависти получил Русский Альянс за победу во 2-ой Мировой войне и конкретно за то, что практически вернул местность Русской империи в прежних границах.

Можно смело сказать, что русский человек как ещё один носитель российской идентичности родился в горниле Величавой Российскей войны. Непринципиально Советская «ипостась» русского человека, какие прагматические цели преследовал Сталин, взяв курс на определённую преемственность российской истории, но русский человек после 1945 г. не был уже тем интернационалистом-безбожником, сбрасывавшим всю русскую культуру с «корабля современности», которого искусственно лепили в 1-ое десятилетие после революции. Да, русское миропонимание в массе собственной не было православным, но Советская «ипостась» русского человека оно было русским. Соц справедливость как маркер русской идеологии не может
не вызывать у сегодняшнего православного российского человека чувство почтения. Русская литература и синематограф воспитывали те же эталоны жертвенности, служения, справедливости, чести, что и российская традиционная литература XIX в. Не было только Бога, да и о Нём проскальзывало воспоминание. «Советский» российский Советская «ипостась» русского человека вспоминал об этом словами Константина Симонова:

Будто бы за каждою российской околицей,

Крестом собственных рук ограждая живых,

Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся

За в Бога не верящих внуков собственных.

Ты знаешь, наверняка, всё-таки Родина —

Не дом городской, где я празднично жил,

А эти просёлки, что дедами пройдены,

С Советская «ипостась» русского человека ординарными крестами их российских могил.

Да, Красноватая империя была неправославной и СССР это не «перелицовка» Русской империи. Но принципиальна трансляция самой империи, так как Православие исторически воцерковляло империи, а не национальные страны и не штатское общество. Империя есть «месторазвитие», выражаясь языком первых евразийцев, православной культуры. Imperium, как Советская «ипостась» русского человека определял П.Н. Савицкий, есть объединение политическое, хозяйственное и культурное[10]. Без Православия оно мертворождённо (это справедливо относят и к СССР), да и без этого объединения Православие не реализуется в социальной ткани народа. Господь наш реализуется в империи Августа и освящает её. 3-ий Рим как константа российской идентичности транслировался по Промыслу Божиему Советская «ипостась» русского человека и через русский период.

«Россиянин» 1990-х годов

После вероломных событий 1991 г. в Рф стал формироваться мерзкий вариант российского – «россиянин». Америкосы одолели в «холодной войне» частично и поэтому, что сконструировали для позднесоветского человека «образ Запада» – симулякр, пленивший души миллионов людей.

Русские «стиляги», авангардисты с «бульдозерной выставки», «Посев» и «Грани Советская «ипостась» русского человека» и остальные культурные инструменты антисоветской пропаганды, применяемые Западом, делали «образ Запада» для русского человека и работали на разрушение СССР не меньше, чем южноамериканские спецслужбы. Гламур против «ватника», «европейский выбор» против азиатчины, «креатив» против «застоя», болонская система против русских эталонов образования, далее Макдоналдсы, голливудские киноленты, реалити-шоу, психотренинги, которые задают нам поведенческие Советская «ипостась» русского человека западные стереотипы, – всё это атака на российское сознание западных образов-симулякров. В иконоборческой иерархии постмодернистов – это симулякры 2-го и 3-го порядка: они или маскируют и искажают действительность, или скрывают отсутствие всякой действительности. Как остроумно увидел Бодрийар, «Диснейленд существует для того, чтоб скрыть, что Диснейлендом по сути является вся “настоящая” Америка Советская «ипостась» русского человека»[11]. «Россиянин» – это и есть симулякр российского.

Современное западничество «россиянина» – симулякр западничества традиционного времен славянофилов и Данилевского. Мы знаем наших традиционных западников – Чаадаев, Чичерин, Герцен – всё их западничество сводилось к некритическому восхищению величавой европейской культурой и трансляцией европейских мыслях Просвещения. Это было западничество как образ мысли. Западничество современное Советская «ипостась» русского человека – это стиль жизни. Если западники в XIX веке ездили в Европу за мыслями, то сейчас – за комфортом. По правде, вы когда-нибудь слышали, чтоб наша сегоднящая прозападная медиа-элиты, цитировала Гегеля, восторгалась итальянским Возрождением, рассуждала о европейской науке? Напротив, они обрисовывают возлюбленный ими Запад как понравившийся ресторан либо Советская «ипостась» русского человека курорт, Запад для их – это сервис, это устрицы, отличные дороги и последние айфоны. Уровень жизни, но не уровень мысли, «равенство быта и ума», как выразился К. Н. Леонтьев о «среднем европейце». Конкретно «средний европеец», как и сказочный «средний класс» и «средний бизнес» стали в 90-е «иконой» жизни для нашего Советская «ипостась» русского человека мещанина.

У Александра Зиновьева есть подходящее определение для этого среднего во всем существа. Симулякром западника стал в наши деньки «западоид» – «внутренне упрощённое, рационализированное существо, владеющее средними интеллектуальными возможностями и контролируемой чувственностью, ведущее упорядоченный стиль жизни, заботящееся о собственном здоровье и комфорте, радиво и отлично работающее, удобное, расчётливое, смолоду думающее об обеспеченной Советская «ипостась» русского человека старости, идеологически стандартизированное, но считающее себя при всем этом существом высшего порядка по отношению к иному (незападному) человечеству»[12].

Мы на данный момент вроде уже отлично осознаем убогость и непристойность массовой западной культуры, вспоминаем о нашей самобытности, о российской идее. Вспоминаем и цитируем российских мыслителей, отстаиваем большие очереди Советская «ипостась» русского человека на выставку В. Серова. Мы поновой постигаем имперскую культуру, причём, наконец, осознаем, что величавую культуру создаёт не рынок, а величавое правительство. После того, как в течение 20 лет была оплёвана русская культура, а новенькая демократическая Наша родина не сделала ничего, не считая тошнотворного гламура, мы вновь открываем себе советскую классику: и сталинскую Советская «ипостась» русского человека архитектуру, и советскую литературу, и русское кино, и советскую науку. Величавую Победу 1945 г. мы осмысляем как нашу народную Пасху. В нас воскресают образы Империи. Через «россиянина» проступает нескончаемый российский.

Но как у нас пробуют «поработать над имиджем» Рф сейчас, выходит опять симулякр: начинают копировать западный стиль, пожирать глянцевые Советская «ипостась» русского человека знаки и маркетинговые бренды. Вырабатываются прозападные и проамериканские образы поведения, ценностные ориентиры, нормы культуры и образования, органично интегрированные в южноамериканскую идеологию. К примеру, даже патриотические киноленты о войне напоминают южноамериканские блокбастеры. Российская речь вытесняется интернет-слэнгом и рекламным новоязом. В публичной сфере тоже «западные картинки»: нормативным общественным поведением является Советская «ипостась» русского человека настроенность «на позитив» («всё OK!») и «креативность», эталон престижной работы – менеджер и офисный «труд», образование измеряется рейтингом, профессионализм – эффективностью. Возлюбленный курорт «среднего россиянина» – Турция как блик Европы. Эти примеры «западоидности» можно перечислять длительно.
В церковной среде также наблюдается «европейничанье» низкого пошиба, вульгарное подражательство в маркетинговом стиле: монах-эстрадник, поющий на шоу, миссионерские Советская «ипостась» русского человека «флэш-мобы», киноклубы с просмотром «хоббитов» при воскресных школах и т.п. Какие бы благие цели мы не преследовали, какие бы православные идеи не вкладывали, мы пользуемся навязанными нам видами. И видами мысли, и видами поведения.

Мы пытаемся ответить на западные вызовы, оставаясь заложниками южноамериканского стиля Советская «ипостась» русского человека, голливудских симулякров и европейских эталонов. Для того, чтоб переломить эту ситуацию и двигаться в направлении огромного стиля и создавать образ современной Рф, нам нужно переключиться на другую цивилизационную парадигму – свою.

Н.Я. Данилевский предупреждал о том, что если российская цивилизация не осмыслит собственного своеобразия – политического, религиозного, идейного, философского, культурного, экономического – не Советская «ипостась» русского человека оформит его и не противопоставит его другим культурно-историческим типам, то цивилизация эта обречена перевоплотиться в этнографический материал для других[13]. Южноамериканская культура расширяет свои границы еще резвее, чем НАТОвские базы. На цивилизационный вызов США нужно отвечать системно в плане военно-стратегическом, политическом, идейном, культурном. Все эти направления должны быть подчинены Советская «ипостась» русского человека одной идее – созданию вида Рф как суверенного культурно-исторического типа. Конкретно на данный момент, после геополитических конфигураций в мире пред нами, как и 100 годов назад стоит со всей очевидностью вопрос: мы на пороге новейшей империи либо новейшей революции?


soveshanie-konstruktorskogo-byuro.html
soveshanie-po-voprosam-povisheniya-kachestva-zhilishno-kommunalnih-uslug.html
soveshanie-sudejskoj-kollegii.html